На первый взгляд, Китай решает схожую с российской задачу – развитие внутреннего потребления как источника экономического роста взамен опоры на экспорт и внешние рынки. В условиях торговых войн с США и спада в мировой экономике Китай уже ощутил спад темпов развития, с 12% в 2015 году до 6,6% в 2018.

И хотя темпы по-прежнему высокие, однако, тенденция налицо – рабочая сила дорожает и никогда больше не будет дешёвой, а темпы роста замедляются. Решать эту задачу правительство Китая собирается путём стимулирования внутреннего спроса, инвестициями в инфраструктуру и сферу государственных услуг. Приоритетной остаётся поддержка малому частному бизнесу в преодолении проблем с доступом к финансированию. 

На уровне риторики мы видим практически всё то же самое, что говорит и где-то даже делает правительство России. Но в Китае в 2019 году в целях стимулирования роста внутреннего спроса снизили налоги и цены на бензин, а так же увеличили вложения в инфраструктуру. В России, как мы знаем, приоритетной является проблема бюджета, и потому налоги и цены на бензин снова выросли, в результате чего спрос продолжил падать. 

Правительство России утверждает, что в течение двух лет рынок адаптируется к новым ценам, после чего экономика начнёт расти, прежде всего, за счёт тех инвестиций, направления которых изложены в майских указах Владимира Путина. Так может случиться, если больше не трогать налоги и контролировать цены. Но очень слабо верится, что если через какое-то время правительству вновь не хватит денег, оно не пойдёт на новую волну повышения налогов и тарифов. 

Главным источником длинных внутренних денег правительство видит деньги частных пенсионных фондов. В течение года в России должна быть введена новая система индивидуального накопления денег на пенсию. Каждый будет отчислять от своей зарплаты определённый процент, и эти деньги и будут той базой длинных инвестиционных ресурсов, которой будет пользоваться отечественная финансовая система.

Такая схема может дать хороший результат при двух условиях: средняя зарплата будет намного выше нынешней, и работа будет у всех, кто хочет её найти. То есть на стадии роста. Как выйти этими методами на такой рост сейчас, когда денег нет, но все держатся – это большой вопрос. 

Во всяком случае, о китайских способах стимулирования в виде снижения цен и налогов мы пока мечтать не можем. Не то состояние экономики. 

Народный банк Китая на фоне падения темпов роста экономики усиливает поддержку реального сектора. То, что предлагает академик Глазьев, и что приводит в ужас наших либералов, Народный банк Китая делает центром финансовой стратегии – он выпускает целевые среднесрочные кредиты для частного малого бизнеса. Это является источником длинных денег для этого сектора экономики. А не пенсионные отчисления тех, кто получает мало и к тому же имеет проблемы с трудоустройством. Как видим, база длинных денег совершенно различна. 

При этом для своих банков китайский ЦБ снизил на 0,5% норму обязательных резервов. Это повысит объём кредитных ресурсов в банковской системе. Значит, снизятся процентные ставки по кредитам. Сочетание эмиссии в виде целевых программ и снижения нагрузки на банковский сектор – это полная противоположность тому, что делает ЦБ России по требованиям МВФ. У нас как раз резервы растут (Базель III), кредит дорожает, а деньги из оборота изымаются, что является причиной дефляции – падения производства на фоне роста цен.

То есть, Китай спокойно использует сочетание плана и рынка, и при этом у него есть официальная государственная идеология. В России же нет государственной идеологии, но план в ней запрещён на уровне идеологического табу. Рынок же успешно душит то, что осталось от плановой экономики или создано вопреки рынку. 

Новый инструмент финансирования малого бизнеса в Китае называется Целевой среднесрочный кредитный механизм  (TMLF). Это должно стать стабильным источником финансирования малого бизнеса. Ставка процента по таким целевым кредитам – 3,15%, что на 15 процентных пунктов ниже действующей процентной ставки на такие же среднесрочные кредиты. В СССР это называлось Целевые комплексные программы. Никакой инфляции, но точно контролируемый рост в целевых сферах. Условия выдачи таких льготных кредитов в Китае очень льготные – деньги выдают на срок до трёх лет, а первые выплаты процентов наступают через год. При таком подходе отчего бизнесу не расти и не развиваться? 

Реализация программ TMLF идёт в Китае через акционерные и муниципальные коммерческие банки. А вот краткосрочные процентные ставки рефинансирования – деньги НБ для коммерческих банков – Народный банк Китая оставил без изменений, чтобы не удорожать ресурсы для своих банков по примеру ФРС США. Российский ЦБ поднимает ставку по депозитам и размер ключевой ставки. То есть он копирует действия ФРС. В результате реальный сектор отрезан от доступного кредитования по ставкам меньше нормы рентабельности. 

Стратегия НБ Китая меняется в сторону более мягкой политики, тогда как стратегия ЦБ России в сторону политики более жёсткой. 

Курс юаня более подконтролен НБ Китая, чем курс рубля ЦБ России. На первый взгляд, ЦБ и НБ делают одно и то же – оба центральных банка сокращают объёмы обязательных продаж валюты экспортёрами. НБ КНР сокращает покупку иностранной валюты, что уменьшает вброс денег в экономику и поддерживает курс умеренного укрепления юаня. Российский ЦБ также уменьшает количество предложения валюты на бирже, но это позволяет просто не заводить валютную выручку в Россию, оставляя её на офшорных счетах.

При этом доступ к краткосрочным кредитам в иностранных банках позволяет как угодно много кредитоваться под валютные спекуляции на бирже, что бьёт по рублю и усиливает инфляцию. Слабый рубль помогает экспортёрам, но губит внутреннее производство. 

Разница между Китаем и Россией в поддержании  слабости национальной валюты заключается в том, что в Китае этот процесс намного более контролируем НБ Китая. Волатильность же рубля с его плавающим курсом более находится в руках валютных спекулянтов, чем нашего ЦБ. 

Таким образом, мы видим противоположные методы экономического стимулирования. Китай в отличие от России не использует жёстких монетарных принципов и прагматично использует плановые и рыночные механизмы. Это позволяет сформулировать стратегию Китая как поддержание внутреннего спроса.

В России подход правительства иной – его целью является регулирование инфляции методами сжатия денежной массы и пополнение бюджета увеличением фискальной нагрузки на население. Когда от всего этого должно наступить повышение внутреннего спроса, затруднится сказать не только любой министр экономического блока нашего правительства, но и в мире.

Возможно, есть смысл отправить их всех на краткосрочную стажировку в Китай? 

 

Источник: iarex.ru

Добавить комментарий